Глазами женской сборной II

Статья предоставлена сайтом: Журнал «КАЛАШНИКОВ».
Автор: Черненко Анастасия.

В прошлом году, приехав с Чемпионата Европы в Португалии, я написала статью о матче «Глазами женской сборной». Почему бы не повторить этот опыт и не описать нашу поездку во Флориду на Чемпионат мира по практической стрельбе из пистолета. Тем более что мы опять выиграли и привезли из Америки золотую командную медаль.

Женская сборная России в полном составе.

Часть 1. До матча

Это была моя пятая поездка в США, самая длительная — в общей сложности, мы провели на американской земле 18 дней. Мы специально прилетели заранее, чтобы успеть адаптироваться. Ещё в феврале, во время «разведывательной» поездки на матч Florida Open, мы почувствовали влияние так называемой «десинхронозной ямы». Если человек, в нашем случае — спортсмен, перелетает в другой часовой пояс и другую климатическую зону, то на 3–4 день у него наступает состояние десинхроноза, когда все системы организма пытаются настроиться на новые условия. Это состояние длится с третьего по седьмой день после перелёта, у некоторых оно выражено сильнее, у кого-то слабее, но присутствует у всех. Показать в это время хороший результат на соревнованиях совершенно невозможно. Чтобы не закопать всю нашу подготовку к чемпионату мира в «десинхронозной яме», мы прилетели за 9 дней до начала матча — осмотреться, адаптироваться и, самое главное, познакомится с оружием.

Наверное, все, кто имеет отношение к практической стрельбе, слышали, какие сложности с оружием для чемпионата мира были у российских стрелков. Собственно, сложность была одна — разрешение на ввоз оружия на территорию Соединённых Штатов не выдали никому. За исключением пары стрелков, которые подали документы в прошлом году, ещё до того как начался политический кризис. Справедливости ради скажу, что факт того, что российским стрелкам по политическим мотивам не выдали разрешения на ввоз, вывал шквал негодования в мировой стрелковой среде. Я получала сотни и сотни откликов, писем от стрелков со всего мира, главной мыслью которых было: «Спорт должен быть вне политики!» Иностранные спортсмены предлагали свои пистолеты: кто-то просто так, а кто-то за билеты в Диснейленд для своих детей.

Френк Гарсия был не только Директором матча, но и выиграл Чемпионат Мира в категории сеньоров и выиграл дуэль в дивизионе Production.

За несколько недель до начала матча, когда стал понятен масштаб бедствия — вся российская делегация из 70 российских стрелков едет на матч без оружия — взволновались уже все — президент IPSC, директор матча, глава судейского корпуса. Стали писать письма в Бюро по табаку, алкоголю и оружию (ATF), которое и занимается выдачей разрешений, посылать гонцов в Сенат и Белый дом. У нас было забрезжила надежда на то, что разрешения будут получены и мы поедем на матч со своими стволами. Но увы! В ATF, похожей на старую советскую забюрократизированную организацию, так быстро дела не делаются. Вот к весне они, возможно, решат, можно ли выдать 70 русским разрешение приехать в США со своим оружием.

Так что пришлось работать по плану «Б» — добывать «матчасть» на месте. Для меня оружие привезла компания Tanfoglio, Татьяна Макарова нашла пистолет от CZ US Custom, Вере Васильевой привезли эстонцы. Кто-то взял оружие в аренду со стрельбища Universal Shooting Academy, кому-то привезли друзья из разных стран, после просьбы ФПСР компания STI выделила несколько пистолетов для русских прямо с завода. Так или иначе, но оружием были обеспечены все. Некоторые привезённые пистолеты даже остались невостребованными. Финский стрелок Акки Пакка (Akki Pakka) долго сокрушался, почему Владислав Ларин предпочёл его тюнингованному STI пистолет из коробки от завода, американец филиппинского происхождения Йохан Ромеро Абанилла (Johann Romero Abanilla) привёз CZ 7501 Shadow специально для русских, и также увёз его обратно — не понадобился.

Но особенно мне запомнился случай с канадцем Мо Хефвордом (Mo Hepthword). Он обещал привезти свой Tanfoglio Stock II для Павла Даниловича, о чём было договорено заранее, в переписке. Мы ждем Мо на регистрации, до этого мы ни разу не встречались. И вот из машины выходит огромный меднокожий бородатый человек в клетчатой рубашке. В руках у него оружейный кейс на один пистолет. Он здоровается, улыбается, но видно, что он страшно нервничает. Оказывается, Мо смог привезти только один пистолет. Но, держа данное им слово, готов был поделиться своим единственным пистолетом с незнакомым русским из Красноярска. Не знаю, что вы думаете об этом, но, на мой взгляд, это подвиг: делить свой пистолет на матче V уровня с незнакомым человеком — такой поступок заслуживает уважения. Потом я узнала, что Мо коренной американец, индеец по-нашему.

Русские идут!

Вообще, нужно сказать, что отношение к русским стрелкам было фантастически дружелюбным. Мне казалось, ни одной делегации так не аплодировали, как нашей. На церемонии открытия чемпионата русские спортсмены в колонне шли по городу Lake Wales, а из домов выходили жители, махали руками, хлопали, кричали «Russia! Russia!», и мы им махали в ответ. На стрельбище нельзя было пройти спокойно — с нами постоянно все фотографировались, улыбались, жали руки. А ещё мы теперь знаем, что главные поклонники женской сборной России находятся во Франции (что ожидаемо) и на Филиппинах (а вот это удивительно).

Мы решили поддержать первого, и пока единственного, представителя Китая на Чемпионате Мира.

Часть II. Маленькие радости.

«Мы живём у озера» — так говорили все без исключения стрелки на матче. Самый бесполезный ориентир! Ведь Центральная Флорида — одно сплошное болото, редкие сухие места заасфальтированы дорогами и гигантскими парковками у нескончаемых торговых центров. Люди живут в крошечных посёлках вокруг сотен небольших озер. К этим озерцам, кстати, лучше не подходить: Флорида — земля крокодилов, которые уже съели «всего» два десятка человек за последние полвека.

Центральная Флорида — край болот и озер. Церемония открытия проходила у самого красивого озера в округе.

Мы тоже жили в доме у озера. Вообще, по моим ощущениям, наша женская сборная была наиболее подготовлена к соревнованиям в плане административных и бытовых вопросов. Не потому что мы такие предусмотрительные и умные, а потому что ещё с прошлого октября нам начали писать наши друзья из Голландии и Германии: «Вы уже дом забронировали? Вот тут посмотрите, и не тяните. А машину?» — вот они точно предусмотрительные. В результате бомбардирования нас письмами к марту мы были полностью обеспечены домом на время основного матча, промежуточными отелями в Майами, датами и временем прилёта — вылета, машиной и парковкой на время матча.

Главное, о чём мы знали заранее — то, что должны жить в доме, в котором будет кухня. Из всей еды в Америке нам понравились только горячий сэндвич Original 1762 и мороженое с банановыми чипсами. Поэтому готовили и ели мы только дома.

«Как же вам повезло, у вас в Америке был французский повар!» — завидовали нам. Жозе Дюмонт — самоназначенный менеджер и администратор Russia Lady Production Team. Он был для нас всё: следил за нашим графиком, чистил пистолеты, готовил еду, когда мы валились с ног после стрелкового дня (справедливости ради, такое было только два раза). В остальное время мы потчевали Жозе русскими spécialités — блинами и щами. «Ты готовишь bouillon?— спрашивал меня Жозе. — Мы такое едим только зимой». И потом уплетал наши русские зимние щи за обе щеки утром, днём и вечером.

В последний день отдыха перед матчем мы решили поездить по оружейным магазинам. И в результате неожиданно забрели на гигантскую оружейную барахолку. Оказывается, в Орландо, который является чем-то вроде районного центра во Флориде, регулярно проводятся оружейный выставки, куда каждый законопослушный владелец может привезти своё оружие на продажу или обмен.

Заплатив за вход 10 долларов, мы вошли в старый промышленный ангар. Куда-то далеко в темноту уходили бесчисленные столы, заваленные оружием и чем-то похожим на оружие или запчасти к нему. «Странно, и зачем мы сюда пришли?» — думали мы, подходя к первому столу. Там, сваленные в кучу, лежали самые разные револьверы. От крохотного, с розовой рукояткой, для дамской сумочки, до огромных хромированных револьверов со стволом размером с мой локоть. Калибр мы на глаз определить не сумели. Но, судя по диаметру ствола, из гильз, отстрелянных из этого револьвера, можно смело пить водку — размер подходящий. Продавец — этакий ковбой Мальборо на пенсии: седые волосы по обеим сторонам лица, усы, потертая джинсовая куртка и тёмные пальцы — то ли от табака, то ли от оружейного нагара. «Привет, девчонки! Вы откуда? Из России?» — ну конечно из России, на нас же футболка российской сборной, у нас на полспины огромными буквами написано Россия. «Продать револьверы я вам не смогу, но если хотите, можете сфотографироваться», — седой ковбой смотрит сквозь щёлочки глаз и улыбается. «Ах, ты старый...» — как культурные девочки подумали мы про себя, и тоже ему улыбнулись.

Оружейная барахолка в Орландо: каждый законопослушный владелец может привезти сюда оружие на продажу или обмен.

Ружья, новые и совсем старые, винтовки, и пистолеты, пистолеты, пистолеты... На ценники лучше не смотреть, чтобы не расстраиваться — вот лежат две AR15, не новые, но за 650 долларов. Ещё запчасти к ним, кейсы и сумки для перевозки, кобуры, ремни, оружейные масла, и патроны всех фабрик мира. С выставки нас выгоняли охранники, мы же упирались и цеплялись руками за косяки дверей, требуя оставить нас тут жить.

Купить мы ничего не могли, только подержать в руках, ну и сфотографироваться на память.

Забавно, что в тот день, когда мы попали на оружейную барахолку в Орландо, в Москве в Гостином дворе проходила выставка «Оружие и охота». Наши друзья в Москве рассматривали эксклюзивные ружья, лежащие под стеклом на синем бархате, а мы рылись в куче пистолетов и револьверов, стянутых одной проволокой, вытаскивая на свет один экземпляр за другим. И вот ведь как получается: московская выставка при всём своём лоске и роскоши, не вызывает и сотой доли волнений, которые мы испытали, переходя от стола одного бородатого коллекционера к другому в Орландо.

Часть III. Битва

Упражнения на чемпионате мира были типично американские. Для любителей коротких рывков и методичных обстрелов равноудалённых мишеней. Далёких мишеней не было, как мне кажется, совсем. Были интересные движущиеся мишени, как например двойной раскачивающийся «свингер», спрятанный за штрафной «бабушкой». Или едва выглядывающий за штрафной мишенью «свингер» «рука дружбы». Была одна небольшая хитрость в том, как его можно было стрелять: встать на колено, и тогда штрафная мишень полностью скрывалась за металлической непробиваемой стеной, оставляя видимым только хвостик зачётной мишени. И тогда, не опасаясь штрафов, можно было смело поражать цель, и только звонкий стук в металл чётко оповещал всех о промахах. И был очень жестокий паровоз из четырёх «картонов», который катился, увлекаемый силой тяжести, вниз за железную стену. Впервые на моей памяти на крупном матче поставили движущиеся мишени на «однорукие» упражнения, по одному или паре бодрых «качалок» стояли и для правой, и для левой руки.

Дизайн упражнений был сделан в лучших традициях американской культуры: ковбои, ранчо, салун...

В первый день на шести упражнениях мы насчитали 11 движущихся мишеней! Это был рекорд, в каждый последующий день «движек» было всё меньше, но расслабляться нам не пришлось.

Сквод у нас был полностью женский — 16 стрелков из пяти стран, четыре национальные сборные: Россия, Италия, США, Филиппины и одна леди-стрелок из Швейцарии. Она в итоге заняла второе место в категории Lady Production. Конечно, ходили мы не просто женским скводом. Мамки-няньки в лице тренеров, администраторов, болельщиков и сочувствующих сопровождали наш женский сквод постоянно, отчего перемещались мы по упражнениям весело, шумно и медленно.

Первое упражнение традиционно считается самым сложным. Никогда не забуду, как тряслись руки у всего сквода. Первая вышла Марьяна Лимарова из команды Италии. Мы её давно знаем, она же наша русская девушка, с Дальнего Востока, сейчас живет и выступает за Италию. Марьяна отличный стрелок, но первое упражнение ей далось нелегко: начинает с пяти дострелов первого «поппера», потом промах по движущемуся «картону», но постепенно берёт себя в руки и отлично заканчивает. После такого начала весь сквод ощутимо потряхивало — вот умеем мы, женщины, друг дружку накручивать.

Русские стрелки на брифинге: серьезны, собраны, готовы к точной и безопасной стрельбе.

Наблюдать со стороны было страшно. Мне проще — я принадлежу ко второму типу стрелков, для меня самым трудным является последнее упражнение (последний выстрел, последний старт) — нас таких тоже немало. Но ни разу не видела, чтобы сквод себя коллективно доводил до истерики на одном упражнении пусть даже самого главного матча. Маша Гущина ушла уже на третьем стрелке — села вдали, отвернулась, буквально закрыла руками уши и глаза. Жозе стоял на страже, не позволяя никому приблизиться. Потом конечно все «расстрелялись», познакомились, смеялись и шутили.

В первый день отрыв нашей команды от американок составлял всего 69 очков. На команду. На всех четверых. «Собрались, девочки, позади Москва». Второй день, правая рука. У меня два промаха по «свингеру» на коротком упражнении. «Ты тратишь наш командный запас очков! — выговаривает мне Вера, и тут же смягчает, — Ну, ничего, мы справимся».

Организационная сторона матча была на высоте: от световых указателей до образцового порядка на стрельбище.

По результатам второго дня наш отрыв сократился до 12 очков. Но сейчас вторыми шла филиппинская команда. Филиппинки шли мощно, ровно, набирая максимальные очки на каждом

упражнении. Второй день стал для нас самым неудачным. В нашей команде Татьяна Макарова травмировала ногу, неудачно отстреляв из сверхнизкого порта. К концу дня Таня не могла ходить, к нам зашёл командный доктор и наговорил ужасов. Мы почти согласились, что Таня выбывает из гонки. Но на следующий день, туго перемотав ногу эластичным бинтом, она вышла на «стейдж». «Нам нужна вся команда» — поддержал её Жозе. Так, хромая от одного упражнения до другого, улыбаясь и отвечая участливым конкуренткам «Всё нормально, спасибо» — Татьяна прошла матч до конца. И только мы знали, что вечером, сцепив зубы, она разматывает бинт, под которым разливался огромный багровый синяк на всё бедро, делает компресс на ночь, а утром опять выходит стрелять. С улыбкой.

Есть такое ощущение — каждый спортсмен, наверное, его знает — это чувство победы. Ощущение того, что в этой вселенной, в этой реальности мы не можем проиграть. В третий день мы ушли вперёд, и нас уже никто не сумел догнать. Начиная с первого дня, с большим или меньшим отрывом, но наша команда всегда была первая. Не может быть более убедительного доказательства того, что женская команда России сейчас самая сильная в практической стрельбе по пистолету.

Маша Гущина проходит упражнение с поездом

Теперь я точно знаю, чем отличается чемпион от обычного стрелка — умением собраться в нужный момент. Мария Гущина стреляла упражнение с четырьмя мишенями, движущимися паровозиком с ускорением в небольшом промежутке между искусственными укрытиями. Она изначально решила идти по рискованному плану — активировать мишень «поппером», потом сделать перезарядку, отстрелять две ближние картонные мишени и потом перейти к поражению «движки». «Я замешкалась на смене магазина, и когда начала стрелять по ближнему „картону“, краем глаза увидела, как поехала движка. И ускорилась». Со стороны это выглядело так: Маша включила турборежим. Движка уже скрывалась за стенкой, и звуки выстрелов ускорялись безумной барабанной дробью, а последние три слились в один безумно-долгий протяжный выстрел, наверное, на целых полсекунды. Жозе схватился за сердце, зрители и участники повставали со стульев, коуч американской команды схватился за столб, перестал дышать, и смог выдохнуть, только когда судья сказал «Разрядить — показать!». Конечно, она всё попала! «Мушка стояла как влитая» — легко делилась потом Маша.

Мария Гущина подтвердила свой статус сильнейшей женщины стрелка в категории Production, выиграв золотую медаль на Чемпионате Мира во Флориде. Но она не намерена останавливаться: «Буду усердно работать, чемпионат показал, что ошибок очень и очень много. Нужно совершенствоваться».

Последний день дался очень тяжело. Вообще, на крупных матчах, когда стрелять нужно четыре и более дня, к концу выживают только сильнейшие. Так, филиппинки не сумели оправиться после поломки пистолета у одной из спортсменок на упражнении — она потеряла много времени. Но всей командой они потеряли что-то более важное, наверное, веру в себя и свой результат. Они фактически выбыли из борьбы, им не хватило духу продолжать сражаться. А Джулия Голоб, напротив, после провального второго дня выжимала максимум из каждого упражнения. Колоссальный опыт и железные нервы её выручили в очередной раз, она пришла к финалу третьей и стала бронзовой призёркой чемпионата мира.

Позже Джулия Голоб написала: «Я приехала на чемпионат мира, зная, что буду бороться с лучшими леди-стрелками в мире. С женщинами, которые в течение трёх лет тренировались для чемпионата, чтобы достойно представить свои страны и привезти домой медали. После рождения моей младшей дочери и всего нескольких пройдённых матчей, если честно, моей целью было принести очки для командной медали женской сборной США, и просто побороться за место в Топ-10. Попасть в восьмёрку было бы замечательно. Но медаль? В итоге я вошла в тройку призёров! И даже сейчас я не могу поверить в это!».

Джулия Голоб — легенда американского IPSC и бронзовый призер Чемпионата Мира.

Часть IV. Победа

Главное, чем отличался этот чемпионат — поддержка. Обычно выезжаешь на матч — и сам себе одинокий воин в поле. В этот раз было совершенно по-другому. Мы чувствовали поддержку ещё до выезда. Все друзья писали нам пожелания успехов и удачи на чемпионате. И уже стреляя матч, намеренно ограничив общение по телефону или интернету, мы знали, что где-то за океаном, разделённые 8-часовой разницей во времени, холодным октябрём есть дорогие нам люди, которые не спят, пока мы стреляем, и держат кулаки, посылая нам свои силы и пожелания. И у нас не было ни толики сомнения в том, что мы выиграем.

Павел Торгашев стал Чемпионом Мира среди юниоров, обогнав ближайшего соперника, американца Якоба Хетерингтона, менее чем на 1 пункт. Если учесть что общее количество очков за матч у них более 1500, можно представить какая напряженная была борьба.

На церемонии закрытия гимн России играл три раза: первое место в категории Lady Production Марии Гущиной, первое место в категории Junior Production Павла Торгашова и для женской сборной Lady Production. Сборная юниоров в дивизионе Production в составе Павла Торгашова, Константина и Никиты Крючиных завоевали серебряную командную медаль. Мария Гущина и Павел Торгашов также выиграли дуэли в своих категориях. Незабываемое чувство победы, гордости и сознания выполненного долга. Сейчас нами планка задана высоко, и мы должны её удержать. Через два года состоится очередной Чемпионат Европы, он пройдёт в Венгрии. Что ж, начинаем готовиться.

Женская сборная России — дважды чемпионки мира! Незабываемое чувство победы, гордости и сознания выполненного долга.

Лавка стрелка

Последние статьи

Средства спортивной тренировки в практической стрельбе

Средства спортивной тренировки в практической стрельбе

Основными средствами подготовки стрелков являются, стрелковые упражнения или элементы техники стрельбы, а также специально-подготовительные упражнения >>

Победа любит подготовку

Победа любит подготовку

Занятия со специалистами подразделений Пограничного управления ФСБ России по Чеченской Республике. >>

Ода русскому «папе» экшен эйр

Ода русскому «папе» экшен эйр

Именно сейчас важно вспомнить тех, кто прокладывал путь в этом виде спорта в нашей стране >>

Финальная стадия проекта по разработке Положения о проведении Кубков России — интервью членов рабочей группы

Финальная стадия проекта по разработке Положения о проведении Кубков России — интервью членов рабочей группы

Как удалось реализовать новую концепцию на практике — рассказывают члены рабочей группы >>

Пилотный проект по планированию Кубка России в новом формате продолжается.

Пилотный проект по планированию Кубка России в новом формате продолжается.

Опрос стрелков: выбор площадки для проведения Кубков России. >>